L.H.
Наилучший порядок вещей — тот, при котором мне предназначено быть, и к чёрту лучший из миров, если меня в нём нет. ©
Название: Мое любимое сумасшествие.
Автор: Lira Hoshi
Фандом: Kuroshitsuji
Бета: Кот Лямбда
Пэйринг: Уильям Т. Спирс/Грелль Сатклифф
Жанр: драма
Рейтинг: R
Размер: мини
Статус: закончен
Размещение: только с моего разрешения.
Посвящение: October_of_Mathilda, Мой милый Джон, надеюсь, что тебя-то я не придумала...



Мое любимое сумасшествие

- Ну же, Уилли, обернись. Я за тобой. Я рядом…
- Диспетчер, вечно вы пытаетесь зайти со спины. У меня нет на вас времени. И что-то мне подсказывает, что в вашем расписании нет пункта, в котором прописано всё то количество пустой болтовни…
- Ну ты повернешься, Уилли?! Или мне за тобой еще долго так бежать?
Уильям остановился.
- Пункта о фамильярности там тоже быть не должно.
- Ты - зануда, - красноволосый жнец поправил сбившуюся ленту. – А мой отчетик тебе не нужен?
- Вы про тот самый, который должен был быть у меня на столе еще на прошлой неделе?
- Точно зануда, - обреченно вздохнул Грелль Сатклифф. – Вот он, красивый, правда?..
- Красные чернила запрещены к использованию в отчетах, сколько вам можно это говорить?!
- Ну, ты же со мной ни о чем другом не говоришь.
- Рабочее время не предназначено для пустой болтовни.
- А давай встретимся во внерабочее? – промурлыкал Грелль и придвинулся к брюнету почти вплотную, медленно поправляя тому галстук.
- Мистер Сатклифф, отправляйтесь-ка в свой кабинет. И постарайтесь, чтобы там было меньше бардака. Сегодня прибудут стажеры, и один из них будет находиться в одном кабинете с вами.
- Ну и бяка ты, - проговорил Грелль вслед уходящему ровной поступью начальству.
Уильям Ти Спирс волновался. Это были первые стажеры после полученного им повышения. В принципе, ничего особенного он делать не должен был. Речь прочитать, на путь истинный наставить и дать куратора.
В случае Рональда Нокса с наставником вышла заминка. По расчетам он должен был достаться Греллю Сатклиффу, но Уилл не был уверен в том, что Грелль сможет подготовить компетентного сотрудника. В компетентности красноволосого диспетчера он сомневался каждый день.
Как давно они знакомы?..
В Академии они пересекались в коридорах, мельком. Уильям бы и не запомнил этого, но студент с красными волосами выделялся слишком сильно, чтобы его можно было не заметить. А потом их поставили в пару на финальное испытание. Грелль яростно сопротивлялся, но руководство не шло навстречу студентам в выборе партнера. И вот они, два существа, разных настолько, насколько это вообще возможно, вместе проходили испытание.
Но что было на нем?.. Уильям никак не мог вспомнить. Отдельные детали он помнил, но остальное стерлось под грузом лет, да и он каким-то образом попал в больницу, сразу после испытания. Диагноз свидетельствовал, что из-за напряжения и нервного расстройства. Поэтому он и забыл. Так бывает…
Встретившись намного позже с Греллем Сатклиффом в Управлении, он попытался разузнать о произошедшем, но Сатлклифф только сказал, что был великолепен, а Уилл смотрелся фоном, но достаточно красивым, так что это не страшно.
Для всех коллег итоговый экзамен был самым ярким событием. И Уильям их понимал. Ему бы тоже хотелось помнить…
Рональд Нокс прибыл с опозданием. И Уилл сразу уверился в своем решении быть самому наставником для стажера — вряд ли Грелль мог поспособствовать дисциплине.
Ему было тяжеловато придумать сходу задания для новичка. Он был уверен, что вспомнит свои, но и первое рабочее время в Управлении тоже оказалось покрыто легкой дымкой забвения.
Как ни странно, на помощь ему пришел Сатклифф.
Сдавая очередной отчет, он спросил, как дела у «этого милого блондинчика, о котором ты мне столько рассказывал?!».
Это тоже было странно — за две с половиной недели Сатклифф и Нокс ни разу не пересеклись, хотя по идее должны были работать в одном кабинете. Уильям сначала думал на стажера, а потом отметил количество раз за день, когда он видел Сатклиффа вне его кабинета. Получилось много. Практически все рабочее время.
Но Грелль неисправим. Когда-то давно Уильям написал отчет вышестоящему начальству с просьбой сделать что-нибудь с данным диспетчером, на это он не получил письменного ответа. Заместитель главы Управления просто подошел к нему, потрепал по плечу и сказал, что сожалеет и чтобы он крепился, все обязательно наладится.
Итак, у Сатклиффа были связи наверху. Именно поэтому Уиллу пришлось с ним смириться. И Спирс благосклонно терпел красноволосого жнеца, уделяя ему времени не больше, чем растению, что стояло на подоконнике в его кабинете.
Но с Ноксом он ему здорово помог. У стажера не было ни одной свободной минуты. Он собирал души, смотрел, как собирают души, писал отчеты, смотрел, как их пишут, расчерчивал графики сбора душ на ближайшие года.
Конечно, Спирс бы мог и сам заниматься своим стажером. Но Уильям, в общем, был не против «встряхнуться», тем более, что Рональд Нокс был довольно послушным.
Правда, было странно, как много знакомств он уже успел завести (особенно в женской части: в кадровом отделе и бухгалтерии). Уилл ловил себя на мысли, что Нокс чем-то похож на Сатклиффа, только, несмотря на раздолбайство, он все же знал границы и был довольно компетентным работником во всех сферах, и во внутренней дисциплине тоже. И услужливым.
Начиналась осень. Очередная годовщина окончания Академии.
Сатклифф становился невероятно возбужденным. А Спирс невероятно угрюмым. У него всегда болела голова и была повышена утомляемость. Однако свои слабости показывать нельзя, и только легкая раздражительность выдавала плохое настроение Уилла.
Очередное сверхурочное задание в паре с Ноксом (который уже заканчивал свою первичную стажировку и собирался остаться на практику в этом же отделе) еще сильнее испортило настроение Спирса.
- А когда вернемся, то и задержка для отчета выйдет большой. У Сатклиффа нет смены, а он вечно осенью особенно сильно норовит мельтешить перед глазами.
- Простите, что вы сказали?.. – Спирс покосился на Нокса, идущего рядом.
- Сатклифф. Самый ужасный диспетчер Управления. Ходит все время в красном. Опаздывает на смену. Флиртует с демонами. Занимает один с вами кабинет. Или же вы думаете, что он не будет отвлекать от отчетов?
- Н-нет, сэр.
Уильям вздохнул. Иногда Рональд превращался из смышленого юноши в непонятно что.
Как Уилл и предсказывал, на работе пришлось задержаться. Только начал он писать отчет, как в кабинет проскользнул Сатклифф.
Голова разболелась еще сильнее.
- Ой-ой-ой, Уилли, сильно болит, да? – как ни странно, но Грелль был единственным, кто знал о постыдных мигренях Ти Спирса, и об остальных слабостях, кстати, тоже. Точнее, о единственной слабости.
Сатклифф торопливо расстегивал рубашку бывшего напарника, целуя виски. Как ни странно, от такого «массажа», голова болела куда меньше.
Уилл вздохнул и начал раздевать подчиненного.
Эта странная связь существовала уже несколько лет. Первый раз они оказались в одной постели прямо перед финальным экзаменом Академии. С тех пор, каждую осень они возвращались к попыткам выжить совместными усилиями.
А потом все проходило. До следующей осени.
Уильям научился принимать это как данность. И, следовательно, мог относиться к Сатклиффу так же, как и к остальным своим подчиненным. Хотя никто и никогда не относился к Сатклиффу, как ко всем остальным.
Грелль едва успел выйти, а Уильям едва успел повязать галстук, как в кабинет без стука вошел Нокс.
«Надо научить его стучаться, во избежание, гм, непредвиденных ситуаций, или лучше запирать дверь», - отрешенно подумал Спирс. Рональд, подошел к столу начальника, аккуратно держа большую кружку обеими руками.
- Я тут, эээ, кофе принес, - смущаясь, произнес стажер.
Уильям Ти Спирс слегка недоверчиво смотрел то на кружку, то на подчиненного. А Нокс, покраснев, пробормотал:
- Вы тут не засиживайтесь, поздно уже, а день был утомительным, - и пулей вылетел из кабинета.
Уилл отхлебнул теплый крепкий кофе. Либо Ронни просто поленился, либо он знал, какой кофе предпочитает начальник третьего отдела. Ти Спирс склонялся ко второму варианту.
Неужели неугомонный Сатклифф был прав, и «зеленый» стажер втрескался в начальство? Однако этот вариант не согласовывался с тем, как часто Нокс флиртовал со всеми особами женского пола в Управлении.
Но Уильям стал замечать, что, несмотря на неловкость и смущение, Рональд Нокс часто приносил ему кофе, брал на себя некую дополнительную бумажную работу и время от времени просил не задерживаться сильно.
А Сатклиффу только это и было нужно. К концу второй такой недели он достал Спирса своими насмешками и намеками.
Правда, происходило нечто удивительное. Когда еще кто-то на работе помимо аловолосого жнеца стал проявлять к нему внимание, он понял, что, в общем-то, кроме Сатклиффа ему никто и не нужен.
Это было нечто вроде озарения. У Ти Спирса были связи вне работы. Время от времени. Когда он не был особо занят на этой самой работе. Но… но Сатклифф – это был отдельный вопрос. Ни к кому больше он не возвращался. Ни к кому больше ему и не хотелось возвращаться. А осенью он всегда знал, что это время только для них. Поэтому и самые долгие его отношения длились девять месяцев. Перед началом осени он бросил партнера (все же изменять было не в духе Уильяма, да и не было никого, кто все же мог удержать его осенью).
Вставала лишь проблема начальника и подчиненного…
Когда они в первый раз оказались в одной постели, Уилл считал, что это этим и закончится. Но время шло… А сейчас, при появлении Нокса он понял, насколько же ему близко это несуразное существо.
Говорить ему он об этом, естественно, не собирался.
Но он впервые задумался о том, чтобы продолжить это сумасшествие на двоих еще и зимой… И весной… и до тех пор, пока хватит сил.
С одной стороны, он бы сказал, что Сатклифф его достает постоянно, и что «нет, ни в коем случае». А с другой, он привык.
Хотя Грелль Сатклифф часто ставил его в более чем неловкие ситуации. К примеру, когда недавно он проводил экскурсию для будущих стажеров, то его ассистентом был именно красноволосый жнец.
И вместо того, чтобы рассказать потенциальным сотрудникам про Управление, он начал рассказывать историю их знакомства. Уильям чуть со стыда не сгорел. Хорошо хоть он не описал им их первый секс, хотя только слепой не догадался бы о том, что у них со Спирсом что-то было. Или есть.
В общем, Сатклифф доставлял слишком много хлопот… А Уильям старался себе внушить, что нет, ни в коем случае не влюбился.
Нокс становился все более настойчивым. И после очередного кофе после планерки (в этот раз стажер умудрился где-то достать и корицу) Уилл пригласил его присесть. Разговор ожидался серьезный.
- Мистер Нокс, мне весьма приятна ваша, гм, забота обо мне, однако, я думаю, что все же не стоит этого делать.
- Что вы имеете в виду? – у бедного парня было выражение лица брошенного котенка. Уилл вздохнул, это была самая неловкая ситуация, в которую он когда-либо попадал (и это при учете его долгого знакомства с Сатклиффом).
- Мистер Нокс, Рональд, я хотел бы, чтобы мне было чуть проще это объяснить, но придется нам мучиться обоим, - Уилл крутил в руках карандаш и все никак не мог сказать самого главного. А потом выпалил на одном дыхании. – Во-первых, отношения на работе – это весьма глупо и довольно плохо. А во-вторых, у нас связь с вашим куратором.
- Что вы имеете в виду? – еще более несчастным голосом произнес Нокс, а Спирс подумал о том, что этот день, пожалуй, может считаться лидером самых непонятных и неловких дней.
- Сатклифф, Нокс, Сатклифф.
- Но он же умер давно!
У Уильяма на языке вертелось «эх, хорошо бы, меньше проблем с отчетами было», но он бы просто не мог сказать такое. А вообще, что этот стажер себе позволяет?!
Ти Спирс вздохнул:
- То, что он практически полностью отсутствует на своем рабочем месте, не дает вам повода для таких мыслей.
- Нет, он ведь совсем умер!
- Вам хочется поменять куратора? Вы и главного руководителя можете сменить. Точнее, в этом случае придется именно так и сделать. В нашем отделе больше нет вакансий на кураторов. А официально курировать вас я не имею права. Но я могу попытаться перевести вас в первый, второй или четвертый отдел. Не волнуйтесь, практику в нашем мы тоже зачтем. Лично я поставлю вам «отлично».
Рональд Нокс едва не плакал.
- Но мистер Спирс, вы же серьезно не считаете, что он жив, правда?
- Что за глупые вопросы? – Уилл еще пока не сердился, но уже был в неприятном недоумении. Что с его стажером? Попытка розыгрыша более чем неудачна.
- Ну, эээ, мистер Спирс, Грелль Сатклифф умер давно-давно, - Нокс начал говорить так быстро, что Ти Спирс едва разбирал некоторые слова. – Финальное испытание. Демон. Тот парень продал душу демону за то, чтобы написать выдающийся роман. И забрать свою плату он явился одновременно с вами. Вы столкнулись с очень сильным противником. Вас атаковали пленки, а самонадеянный Грелль Сатклифф вместо вызова помощи попытался сразиться с исчадием ада. Он даже толком покрасоваться не успел. Демон перехватил его учебную косу смерти и прикончил Грелля его же оружием. Все, - выдохнул стажер. Уильям смотрел на него с таким видом, будто бы подозревал, что тот сошел с ума. Тогда Рональд достал документы. Он собирал их последние две недели. Копии старых дел в архиве, фотокарточки вещественных доказательств с места преступления. И больничную карту мистера Спирса, точнее, ее копию, в которой значилось, что причиной тяжелых повреждений явился демон, который оглушил Уильяма, когда он пытался разобраться с пленками воспоминаний умершего.
Лицо Спирса окаменело, когда он взял эти документы в руки. Иногда, ему казалось, что это Ронни – плод его воображения. Он никогда не видел их с Греллем в одном помещении….
Все оказалось намного хуже.
Через полчаса изучения документов несчастный стажер встал и попросил отложить ознакомление на время.
Они отправились в сердце Лондона. И Уильям до последнего не знал, куда они идут.
Пока не увидел одну старую вывеску…
- Мистер Гробовщик, - позвал вглубь помещений Рональд Нокс. – Нам надо вновь сделать то, зачем я приходил на прошлой неделе.
-Никак не даете упокоиться его душе, хихихи, - прохихикал голос из темноты. – Вы найдете дорогу, милый мальчик, но не забудьте про плату. Я пока заварю чай, жду вас, когда закончите, хехе.
- Прошу, мистер Спирс, сюда, - повел Уильяма стажер.
- Я смотрю, вы тут неплохо ориентируетесь, - Рональд сглотнул.
- Я в прошлый раз едва вырва… то есть все прекрасно изучил.
- Итак, вы все еще продолжаете утверждать, что те якобы документы свидетельствуют о том, что мой бывший напарник, а теперь просто диспетчер и, гм, мой друг – давно умер?
- Но посмотрите сами!
Уильям и посмотрел. Простое надгробие из красного мрамора (который по цвету выглядел так, будто кого-то стошнило вишневым пудингом).
- Он один из немногих, кто захотел себе пышные похороны, а не стандартную утилизацию. Получить его завещание при поступлении было очень смешно. Зато пригодилось, ахахахаха!
- Ну почему же кладбище находится прямо за Вашим похоронным бюро? – едва слышно простонал Рональд Нокс.
- Потому что это удобнее, хихихи. Обрядил и сразу в путь, ахахаха, - Гробовщик увлек стажера в помещение. Нокс не сопротивлялся, но глаза его были наполнены ужасом.
А Уильям Ти Спирс все стоял и не мог оторвать глаз от надгробия. «Великая актриса теперь играет на другой сцене». Какая странная эпитафия, очевидно, Сатклифф сам ее придумал.
Уилл вытянул руку вперед. Камень был холодный.
И надпись, и надгробие он видел вполне отчетливо.
А за спиной не менее отчетливо раздался до боли знакомый голос:
- Ну же, Уилли, обернись. Я за тобой. Я рядом…

@темы: Kuroshitsuji